Categories:

Часть 6. Витамин С

Мифы о мифах

Периодически в блогах у различных популяризаторов доказательной медицины (и не только) поднимается история про шарлатанство американского химика Лайнуса Полинга, который продвигал витамин С в качестве панацеи от всех болезней, включая рак. Блоггеры вдохновляются различными источниками — кто-то цитирует Стивена Баррета с Quackwatch, кто-то упоминает книгу Пола Оффита, кто-то переводит онколога Дэвида Горски с SBM (который, в свою очередь, цитирует Стивена Баррета). Поэтому, лейтмотив этой истории выглядит везде довольно одинаковым:

— Лайнус Полинг, дважды нобелевский лауреат, на исходе лет попал под дурное влияние некого Ирвина Стоуна, альтернативщика, не имеющего за плечами нормального образования, и под впечатлением начал пропаганду витамина С. Затем с Полингом связался шотландский врач Эван Кэмерон и сообщил, что его онкологические пациенты, получающие витамин С, живут значительно дольше среднего. В 1976 году Полинг и Кэмерон публикуют статью, в которой терминальные раковые пациенты, получающие по 10 г витамина С в день, живут в 3-4 раза дольше пациентов из контрольной группы.

— Чтобы проверить гипотезу Полинга, в 1978 году Mayo Clinic провела рандомизированное плацебо-контролируемое исследование и показала, что пациенты, получающие 10 г витамина С в день не имеют никаких преимуществ по сравнению с контрольной группой и опубликовала результаты в NEJM. В 1982 году исследование Полинга подверглось значительной критике со стороны William D. DeWys из National Cancer Institute, поскольку дизайн исследования был выполнен с грубыми ошибками — это объясняло, почему первое исследование показало результаты, но не воспроизводилось. Полингу это все, конечно, не понравилось. Он предположил, что витамин С не сработал, поскольку в исследовании из Mayo Clinic большинство пациентов предварительно получали агрессивную химиотерапию, и потребовал повторно провести исследование на другой выборке. Mayo Clinic согласилась и провела даже два исследования, в 1983 и 1985 году. Оба показали нулевой результат.

— В институте Полинга (который, кстати, активно спонсировался фармацевтической компанией F. Hoffmann-La Roche, крупнейшим производителем витамина С) работал некий Артур Робинсон. Он долгое время был ассистентом Полинга, и даже стал первым президентом института.  В серии исследований он обнаружил, что большие дозы витамина С (5-10 г в день) могут стимулировать развитие рака кожи у мышей без шерсти, и только дозы, близкие к летальным (около 100 г) имели защитный эффект. Полинг был разгневан, уволил Робинсона, уничтожил мышей и подал на него в суд. Но Робинсон суд выиграл и получил компенсацию в 575 тыс. долларов.  Позже, в 1994 году Робинсон и его коллеги подытожили результаты тех исследований, всего в них участвовало 1 846 мышей без шерсти, получающих 38 различных схем питания. Оказалось, что время наступления плоскоклеточного рака кожи, вызванного UV-излучением, а также его агрессивность, могут меняться в зависимости от типа питания, и, кроме того, «наибольшим эффектом против раковых клеток обладала самая плохая и несбалансированная диета» (цитата отсюда). 

— Сегодня доклинические исследования показывают, что витамин С в пробирке и на мышах может уменьшать эффективность некоторых видов химиотерапии на 30-70%, поэтому не стоит рисковать и одновременно со стандартным лечением принимать витамин С. 

Нельзя сказать, что какой-либо из вышеприведенных фактов — откровенная неправда, более того, примерно так и развивались события. Но, как это часто бывает, дьявол кроется в деталях, о которых мы и поговорим дальше. Если тезисно: Mayo Clinic неверно воспроизвела исследование Кэмерона и Полинга, проигнорировав используемый ими путь введения витамина С, а исследование, которое приводят в качестве аргумента, что витамин С уменьшает эффективность химиотерапии, использовало не аскорбиновую кислоту, а ее производное, обладающее совсем другими свойствами. 

А теперь подробнее. Вот первое исследование того самого шотландского хирурга Эвана Кэмерона, результаты которого заинтересовали Полинга:

1) The orthomolecular treatment of cancer. II. Clinical trial of high-dose ascorbic acid supplements in advanced human cancer. (1974, Cameron, Chem Biol Interact)

В репорте описаны случаи 50 терминальных пациентов с различными формами рака, которые получали большие дозы витамина С — большинство из них сначала получало по 10 г витамина С в день внутривенно (в течение 10 дней), и все пациенты затем получали орально по 10 г в день. У 17 пациентов не было никакого клинического ответа на терапию витамином С, однако у некоторых наблюдались улучшения в состоянии и болевом синдроме. У 10 пациентов наблюдался небольшой клинический ответ. У 3 пациентов болезнь перестала прогрессировать (на момент статьи они были живы и оставались без прогрессирования на протяжении 18-20 месяцев). У 5 пациентов опухоль уменьшилась в размерах, а еще у 4 пациентов наблюдался некроз опухоли.

Через пару лет вышла их совместная статья:

2) Supplemental ascorbate in the supportive treatment of cancer: Prolongation of survival times in terminal human cancer (1976, Cameron, Proc Natl Acad Sci U S A)

100 терминальных раковых больных получали высокие дозы витамина С (10г/день, первые 10 дней внутривенно, а в последующие дни орально). Их динамика сравнивалась с динамикой 1000 пациентов, проходивших ранее идентичное лечение у тех же врачей и в том же госпитале. Средняя продолжительность жизни у первой группы была в 4.2 раза дольше (более 210 дней), чем у второй (50 дней).

Через два года вышло обновление результатов этого исследования, в котором была выбрана уже другая контрольная группа, правда, имевшая большое пересечение с предыдущей. По сравнению с предыдущей контрольной группой средняя продолжительность жизни уже увеличилась в 5.6 раз (из-за того, что в испытуемой группе пациенты показывали большую продолжительность жизни), по сравнению с новой контрольной группой эта величина уже отличалась в 7.7 раз.

А еще через год в Mayo Clinic "воспроизвели" исследование Кэмерона и Полинга:

3) Failure of High-Dose Vitamin C (Ascorbic Acid) Therapy to Benefit Patients with Advanced Cancer — A Controlled Trial (1979, Creagan, N Engl J Med)

Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование, 150 пациентов получали либо 10 г витамина С в день орально, либо соответствующее плацебо. Медианная продолжительность жизни в обеих группах составила 7 недель, и витамин С не показал никаких преимуществ по сравнению с плацебо.

Полинг был не согласен с результатами. Он отправил в редакцию NEJM письмо, в котором предположил, что причина неуспеха заключалась в том, что слишком большой процент пациентов предварительно проходили химиотерапию, в то время как в их исследовании всего 4 участника получали ее. В Майо повторили эксперимент с ограничениями, выдвинутыми Полингом:

4) High-dose vitamin C versus placebo in the treatment of patients with advanced cancer who have had no prior chemotherapy. A randomized double-blind comparison (1985, Moertel, N Engl J Med)

Двойное слепое плацебо-контролируемое исследование, включающее 101 пациента. Все участники были признаны неизлечимыми и до начала исследования не проходили химиотерапию. Они получали либо 10 г витамина С в день орально, либо соответствующее плацебо. Витамин С не показал никаких преимуществ по сравнению с плацебо, более того, в группе с плацебо было замечено небольшое увеличение продолжительности жизни

Стивен Баррет (и блоггеры, которые его цитируют) упоминает еще третье исследование из 144 человек, опубликованное в 1983 году в Tschetter et al. "A community-based study of vitamin C (ascorbic acid) in patients with advanced cancer." К сожалению, у меня не получилось найти оригинал статьи, и многие другие источники (например, National Cancer Institute) упоминают о существовании только двух исследований. 

Внимательный читатель уже, возможно, заметил, какую ошибку допустили в Mayo Clinic при воспроизведении результатов первых исследований они использовали только пероральный путь, в то время как Кэмерон и Полинг использовали также и внутривенный способ введения витамина С. Однако, в то время это было не очевидно даже Кэмерону и Полингу. Лишь относительно недавно стало понятно, что биодоступность аскорбата в крови при оральном и внутривенном введении существенно отличается:

5) Vitamin C pharmacokinetics: implications for oral and intravenous use. (2004, Padayatty, Ann Intern Med)

В исследовании приняли участие 17 здоровых волонтеров. Витамин С в дозе 1.25 г при пероральном приеме в среднем повышает концентрацию до 134.8 +/- 20.6 микромоль/л в то время как внутривенное введение повышает концентрацию до 885 +/- 201.2 микромоль/л. Максимально переносимая доза в 3 г каждые 4 часа повысила концентрацию витамина С до 220 микромоль/л, а 50 г внутривенно — до 13 400 микромоль/л. Пиковые концентрации витамина С в моче при внутривенном введении были в 140 раз больше, чем при максимальных оральных дозах.

Интересно, что и вышеупомянутый Артур Робинсон также косвенно отмечал этот феномен. Кстати, про Робинсона и его мышей. С исследованиями витамина С на мышах есть одна большая проблема мыши, в отличие от человека, синтезируют витамин С самостоятельно, причем в довольно больших количествах, и неизвестно, как все это взаимодействует с оральным приемом в их случае. Но, конечно, я не исключаю, что витамин С в определенных случаях может, наоборот, провоцировать опухоли. 

Что особенно примечательно в исследовании Робинсона, так это то, что той «плохой и несбалансированной диетой», которая замедляет рост рака, оказалось сыроедение. После этого Робинсон запустил мини-сайт «Nutrition and cancer» и пропагандировал лечение рака сыроедением, утверждая, что эффект, производимый таким стилем питания, может превосходить конвенциональную терапию. 

А вот статья о том, что витамин С уменьшает эффективность химиотерапии, которую в качестве аргумента приводят и Баррет и Горски: 

6) Vitamin C antagonizes the cytotoxic effects of antineoplastic drugs. (2008, Heaney, Cancer Res)

Исследовалось действие пяти химиотерапевтических препаратов: доксорубицина, цисплатина, винкристина, метотрексата и иматиниба, на клетки лейкемии и лимфомы, предварительно обработанные дегидроаскорбиновой кислотой, а также их действие на мышей. Дегидроаскорбиновая кислота in vitro снизила действие химиотерапии на 30-70%, также у мышей, получавших ДАК вместе с химиотерапией, размеры опухолей были больше, чем у контрольных мышей, а самые большие размеры были у тех мышей, что получали только дегидроаскорбиновую кислоту без химиотерапии.

В журнал оперативно пришел комментарий, что в исследовании вместо аскорбата использовалась его окисленная форма — дегидроаскорбиновая кислота, в то время как в доклинических и клинических исследованиях используется аскорбиновая кислота. Это очень существенно, поскольку один из антираковых механизмов внутривенного витамина С заключается во внеклеточной конверсии аскорбиновой кислоты в дегидроаскорбиновую кислоту, в результате чего продуцируется пероксид водорода, который обладает противоопухолевым действием:

7) Pharmacologic doses of ascorbate act as a prooxidant and decrease growth of aggressive tumor xenografts in mice. (2008, Chen, Proc Natl Acad Sci U S A)

Витамин С обычно рассматривается как антиоксидант. В этом исследовании показано, что фармакологические дозы аскорбата, напротив, действуют прооксидантно, повреждая только раковые клетки и не затрагивая нормальные. На ксенографтных мышах продемонстрировано, что фармакологические дозы аскорбата генерируют свободные радикалы и пероксид водорода во внутриклеточной жидкости опухолей, а не в крови, и значительно уменьшают рост глиобластомы, рака яичников и поджелудочной железы у мышей при концентрациях, достижимых у людей. 

Похожее исследование с пятью цитостатиками провели чуть позже уже с аскорбатом (а далее будет еще много примеров, в том числе клинических, что внутривенный витамин С не уменьшает эффективность химиотерапии):

8) Pharmacologic concentrations of ascorbate are achieved by parenteral administration and exhibit antitumoral effects. (2009, Verrax, Free Radic Biol Med)

Миллимолярные концентрации аскорбата эффективно убивают различные раковые клетки, а парентеральное введение аскорбата мышам (1 г на кг веса) замедляет рост опухолей. Кроме того, аскорбат заметно усиливает цитотоксический эффект пяти химиотерапевтических агентов, таких как доксорубицин, цисплатин, этопозид, 5-флюороцил и паклитаксел. 


Клинические исследования

9) O2•− and H2O2-Mediated Disruption of Fe Metabolism Causes the Differential Susceptibility of NSCLC and GBM Cancer Cells to Pharmacological Ascorbate (2017, Shoenfeld, Cancer Cell)

В исследовании показано, что клетки немелкоклеточного рака легкого и глиобластомы выборочно уязвимы к витамину С, поскольку имеют нарушенный метаболизм железа, а также показано, что витамин С увеличивает чувствительность этих клеток к химио- и радиотерапии. 

Мыши, получающие внутривенный аскорбат, жили дольше, чем контрольные мыши. Кроме того, мыши получающие химио- и радиотерапию в комбинации с аскорбатом жили дольше, чем мыши получающие только химио- и радиотерапию.

Из-за оптимистичных доклинических испытаний было решено провести клиническое испытание на 11 пациентах с глиобластомой. После максимально возможного хирургического удаления опухоли пациенты ежедневно подвергались лечению радиацией, получали темозоломид и три раза в неделю получали внутривенный витамин С — все это в течение 7 недель. Дозы аскорбата постепенно увеличивались чтобы достичь концентрации 20 ммоль, такая концентрация достигалась при количестве аскорбата равному 87.5 г за вливание. Далее пациенты получали темозоломид в комбинации с внутривенным витамином С. 

Среднее время без прогрессирования болезни на момент публикации составляет 13.3 месяца, а медианное — 9.4 месяца, в историческом контроле (в качестве исторического контроля выбрано исследование, установившее радиотерапию с темозоломидом в качестве стандартной) это время составляло 7 месяцев.  Средняя продолжительность жизни пациентов на момент публикации составляла 21.5 месяц, медианная — 18.2 месяца, в то время, как в историческом контроле медианная продолжительность жизни составляла 14.6 месяца. Кроме того, на момент публикации 4 пациента оставались живы, у одного из них не наблюдалось никаких признаков болезни на МРТ-снимках.  Из этих 4 пациентов у троих отсутствовало метилирование MGMT (что является неблагоприятным фактором при глиобластоме). 

10) The synergy of Vitamin C with decitabine activates TET2 in leukemic cells and significantly improves overall survival in elderly patients with acute myeloid leukemia (2018, Zhao, Leuk Res)

Рандомизированное контролируемое исследование влияния внутривенного витамина С на прогноз 73 пожилых пациентов с острым миелоидным лейкозом. Первая группа из 39 человек помимо стандартного лечения получала внутривенно витамин С (50-80 мг/кг/день в течение 9 дней каждого цикла терапии), вторая группа получала только стандартное лечение. После первого цикла полная ремиссия у группы с витамином С была достигнута у 79.9% пациентов, в то время как у второй группы — лишь у 44.1%. После второго цикла полная ремиссия наблюдалась у 84.6% пациентов из первой группы и у 70.6% пациентов из второй группы. Витамин С достоверно увеличил медианную продолжительность жизни с 9.3 месяцев до 15.3 месяцев. У пациентов, которые достигли полной ремиссии после 1-2 курсов лечения, витамин С увеличил медианную продолжительность жизни с 15 до 18 месяцев. В группе с витамином С 28.6% пациентов прожили как минимум 3 года, в то время как в другой группе всего 12.5% пережили трехлетний срок.

11) Palliative Vitamin C Application in Patients with Radiotherapy-Resistant Bone Metastases: A Retrospective Study. (2015, Günes-Bayir, Nutr Cancer)

Ретроспективное исследование, 39 пациентов с метастазами в костях получали радиотерапию и не отвечали на нее. 15 из них получали химиотерапию, 15 пациентов получали 2.5 г внутривенного витамина С, 9 пациентов не получали дополнительного лечения. Медианная продолжительность жизни составила 10 месяцев в группе с витамином С, в то время как в контрольной группе и группе с химиотерапией медианная продолжительность жизни составила 2 месяца. В группе с витамином С было отмечено значительное снижение боли (медиана снижения — 50%). 

Похожее исследование здесь.

12) High Dose Parenteral Ascorbate Inhibited Pancreatic Cancer Growth and Metastasis: Mechanisms and a Phase I/IIa study. (2017, Polireddy, Sci Rep)

В доклинической части исследования показано, что внутривенный витамин С замедляет рост рака поджелудочной железы у мышей и уменьшает метастазированию, в том числе за счет увеличение продукции коллагена. В клинической части приняли участие 14 пациентов с раком поджелудочной железы, 12 из них закончили I фазу и перешли во вторую, все они получали внутривенный витамин С три раза в неделю параллельно с курсом гемцитабина. Из 12 участников половина прожила более 1 года и участник номер 8 прожил более 2 лет, медианная продолжительность жизни составила 15 месяцев, у участника номер 8 был зафиксирован заметный ответ на лечение, в то время как до этого он не отвечал на химиотерапию. Медианная продолжительность жизни для недавно одобренной FDA терапии гемцитабин+наб-паклитаксел составила 8.5 месяцев (по сравнению с терапией только гемцитабином — 6.7 месяцев), 1-летняя выживаемость составила 35% (по сравнению с терапией только гемцитабином — 22%). Конечно, авторы понимают, что их исследование очень маленького размера, но результаты выглядят очень оптимистично.

13) Phase I evaluation of intravenous ascorbic acid in combination with gemcitabine and erlotinib in patients with metastatic pancreatic cancer (2012, Monti, PLoS one).

14 пациентов с IV стадией рака поджелудочной железы получали 8 циклов внутривенного витамина С вместе со стандартной химиотерапией, 9 из них закончили исследование. У 7 участников из этих девяти наблюдалась стабилизация болезни.

14) High-dose parenteral ascorbate enhanced chemosensitivity of ovarian cancer and reduced toxicity of chemotherapy. (2014, Ma, Sci Transl Med)

27 пациентов с недавно диагностированным раком яичников III или IV стадии получали внутривенный витамин С (начиная с 15 г и доводя до дозы в 75-100 г за вливание, два раза в неделю) на протяжении года вместе со стандартной химиотерапией паклитаксел/карбоплатин, которая длилась 6 месяцев (пациенты получали аскорбат вместе с химиотерапией). В группе с витамином С побочные эффекты 1 и 2 степени были значительно ниже. Медианное время до прогрессировали болезни или рецидива в группе с витамином С было на 8.5 месяцев дольше.

Есть, конечно, и нулевые результаты. Например, в этом исследовании у 23 мужчин с резистентных раком простаты внутривенный витамин С не повлиял на рост PSA.

Улучшение качества жизни

15) Intravenous vitamin C administration improves quality of life in breast cancer patients during chemo-/radiotherapy and aftercare: results of a retrospective, multicentre, epidemiological cohort study in Germany. (2011, Vollbracht, In Vivo)

Ретроспективное исследование 125 женщин с раком груди II-III стадий, 53 из которых получали внутривенный витамин С (7.5 г) в дополнение к стандартному лечению в течение, по крайней мере, 4 недель. По сравнению с контрольной группой, женщины из группы с витамином С имели значительное уменьшение побочных эффектов терапии, таких как тошнота, потеря аппетита, слабость, депрессия и т.д. Побочных эффектов от витамина С не отмечалось.

16) Changes of Terminal Cancer Patients' Health-related Quality of Life after High Dose Vitamin C Administration. (2007, Yeom, J Korean Med Sci)

Проспективное исследование 39 терминальных раковых пациентов, которые дважды получили внутривенный витамин С (10 г с интервалом 3 дня) и получали по 4 г витамина С в день в течение недели. Пациенты отмечали улучшение в физической, эмоциональной и когнитивной составляющей, уменьшение таких симптомов, как слабость, тошнота, боль и потеря аппетита. Авторы считают, что не смотря на сложившиеся противоречия о роли витамина С в онкологии, его применение может считаться безопасной и эффективной терапией для улучшения качества жизни терминальных пациентов.

Аналогичные результаты здесь.


Безопасность

ВАЖНО: В литературе описаны случаи ([1], [2], [3], [4] и [5]) гемолиза (разрушение эритроцитов) при внутривенном введении витамина С у пациентов с недостаточностью глюкозо-6-фосфатдегидрогеназы, в одном из этих случаев пациент скончался. Перед использованием внутривенного аскорбата нужно убедиться, что отсутствует генетическая недостаточность Г-6-ФД. Также описаны случаи острой почечной недостаточности: [6], [7], [8]в одном случае пациент скончался, в другом это привело к хронической почечной недостаточности, в третьем случае пациент восстановился, у всех до витамина С наблюдались проблемы с почками. В протоколе Riordan упоминается, что оксид магния и витамин B6 перорально могут подавлять формирование оксалатных камней в почках.

17) Phase I clinical trial of i.v. ascorbic acid in advanced malignancy. (2008,  Hoffer, Ann Oncol)

Первая фаза клинических испытаний внутривенного витамина С в дозах 0.4, 0.6, 0.9 или 1.5 г/кг, 24 пациента с различными видами рака в последних стадиях. Тельца Гейнца (частицы разрушенного гемоглобина — признак гемолиза) не были обнаружены ни у кого из пациентов после введения аскорбата. Объективного ответа (уменьшения опухолей или ремиссии) не достиг никто из пациентов, однако у двоих пациентов из группы с дозой 0.6 г наблюдалась стабилизация болезни. Пациенты из группы с дозой 0.4 г отмечали ухудшение физического самочувствия по мере прохождения курсов, однако в группах с более высокой дозой не отмечали ухудшения состояния. Все побочные эффекты (слабость, приливы, головная боль, тошнота и др.) вероятно, являются следствием введения раствора с высокой осмолярностью, и их можно избежать с помощью обильного питья до и после процедуры. Для дальнейших клинических испытаний рекомендуется доза в 1.5 г/кг, показавшая хорошую переносимость и достижение пиковой концентрации в 25.2+-4.9 ммоль/л, однако это не означает, что 1.5 г/кг является максимально допустимой дозой.

Похожие результаты получены здесь и здесь.

18) Vitamin C: intravenous use by complementary and alternative medicine practitioners and adverse effects. (2010, Padayatty, PLoS One)

Известно, что внутривенный витамин С активно используется альтернативными практиками. Авторы опросили участников ежегодной конференции комплементарной и альтернативной медицины в 2006 и 2008 году, определенили уровень продаж внутривенного витамина С крупными поставщиками США. Кроме того, авторы опросили альтернативных врачей на предмет побочных эффектов и систематизированных клинических случаев, также авторы проанализировали базу данных побочных эффектов FDA. Из 199 опрашиваемых, 172 альтернативных врача назначали внутривенный витамин С почти 20 000 пациентов в 2006 и 2008 годах. Средняя доза составляла 28 г каждые 4 дня, в среднем каждый пациент получал 22 вливания. Витамин С использовался для лечения инфекций, рака и слабости. Данные были доступны для 9 328 пациентов, из них у 101 отмечались побочные эффекты, такие как слабость и сонливость у 59 пациентов, изменения в ментальности у 21 пациента и раздражение вен или флебит у 6 пациентов. 

19) Sixteen-Year History with High Dose Intravenous Vitamin C Treatment for Various Types of Cancer and Other Diseases (2002, Jackson, компиляция из клиники Riordan)

За 16 лет использования внутривенного витамина С у 275 пациентов (153 из них с раком) не было ни одного случая гемолиза, камней в почках или побочных эффектов от высокой осмолярности раствора, поскольку принимались все необходимые меры предосторожности — в частности, всегда измерялся уровень Г-6-ФД у пациентов, а также осмолярность и уровни электролитов, особенно натрия, в крови пациентов.


Клинические случаи

Ниже будут перечислены несколько клинических случаев опубликованных в журналах, в основном, авторами выступают те, кто проводит лечение внутривенным аскорбатом в клиниках. Поэтому, нужно понимать, что для публикации выбираются скорее самые оптимистичные случаи. Несмотря на это, это совершенно не означает, что нет других историй, кроме того, вышеупомянутые клинические исследования показывают преимущества от терапии внутривенным аскорбатом.

20) Intravenously administered vitamin C as cancer therapy: three cases. (2006, Padayatty, CMAJ)

Три клинических случая из клиники Riordan:

Случай 1. У 51-летней женщины обнаружилась опухоль почки в августе 1995, во время операции в сентябре подтвердилась карцинома почки, 9 см в диаметре. В сентябре 1996 года на снимке легких наблюдались множественные метастазы. Пациентка отказалась от конвенционального лечения и начала терапию внутривенным витамином С, по 65 г два раза в неделю, также она принимала несколько добавок, терапия продолжалась 10 месяцев. В июне 1997 года снимок показал отсутствие метастазов, за исключением одного подозрительного участка, возможно, шрама. В октябре 2001 года у нее обнаружили мелкоклеточный рак легких (пациентка долгое время курила), она снова выбрала терапию витамином С, около года размеры опухоли не изменялись, но потом болезнь начала прогрессировать и пациентка скончалась. 

Случай 2. У 49-летнего мужчины обнаружилась карцинома мочевого пузыря с прорастанием в близлежащие ткани. После радикальной операции он отказался от химио- и радиотерапии и выбрал альтернативное лечение. В течение 3 месяцев он получал по 30 г внутривенного витамина С два раза в неделю, затем в последующие 4 года по 30 г раз в 1-2 месяца. Также он принимал значительное число добавок. Прошло 9 лет с постановки диагноза, пациент здоров, а признаков болезни не наблюдается.

Случай 3. У 66-летней женщина была диагностирована B-клеточная лимфома в январе 1995. Она отказалась от химиотерапии, настаивая на терапии витамином С, но прошла 5-недельный курс радиотерапии. После радиотерапии лимфоузлы оставались увеличенными, но через несколько недель после терапии витамином С уменьшились. Новые очаги периодически появлялись до мая 1996 года, но исчезали после витамина С, терапия продолжалась до декабря 1996, также пациентка получала несколько добавок. С того времени пациентка здорова, и клинических признаков лимфомы не проявлялось. Прошло 10 лет с диагноза, пациентка жива и никогда не получала химиотерапии.

Еще 7 случаев из этой клиники. 

21) The Use of Intravenous Vitamin C as a Supportive Therapy for a Patient with Glioblastoma Multiforme. (2018, Baillie, Antioxidants (Basel))

Клинический случай. 55-летней женщине была диагностирована глиобластома в январе 2011 года, кроме того, была обнаружена лимфома, затронувшая слюнную железу и мочевой пузырь. После операции она приняла решение совместить стандартную терапию глиобластомы с внутривенным витамином С (специфического лечения для лимфомы она не получала). После стандартного лечения она продолжала получать витамин С 2-3 раза в неделю. С июля 2011 года сканы показывали стабилизацию глиобластомы и лимфомы, стабильное состояние длилось до марта 2014 года, все это время она не получала никакого другого лечения. Она скончалась в феврале 2015 года, через 4 года и 3 месяца после диагноза, в то время как медианная выживаемость при глиобластоме составляет 12 месяцев с постановки диагноза, и всего 2% доживают до 3 лет (сейчас, возможно, теоретические цифры становятся оптимистичней).

Здесь приводится 9 клинических случаев из другой клиники в Сингапуре. 

ПРОДОЛЖЕНИЕ В СЛЕДУЮЩЕМ ПОСТЕ            >            >            >

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.